Радужная авантюра.

         РАДУЖНАЯ АВАНТЮРА.

 

Камчатка место странное и необычное. Здесь все в избытке, всего через край. И все те, кто здесь были в один голос утверждают – все здорово к чему человек не успел приложить свои руки и все наоборот, к чему успел

Так оно, наверное, и есть. А когда твой путь в 750 километров лежит с юга на север ей богу есть основание проверить это утверждение собственноручно. На пути следования несколько крупных поселков, две паромные переправы, два хребта, а в завершении поселок Усть-Камчатстк. У меня в запасе неделя, и 1500 км дороги по этому удивительнейшему полуострову. Сначала на джипе, а потом на маленьком рейсовом автобусе. Одним словом чистая авантюра.

Дорога на Камчатке одна. В смысле главная дорога одна и проходит она как раз с Петропавловска-Камчатского до Усть-Камчатска. Дальше дороги нет, — заканчивается. Широкая долина. Хребет слева, хребет справа, оба хорошо видно. На вершинах снег, в долине пекло. Впрочем, в этом тоже есть кое-что любопытное. Здесь в долине один климат, там за хребтами, на побережье – другой. Там ветра, дожди. Там Берингово и Охотское море, там долгими зимними ночами ветер и снег заносят с крышей все постройки, забивают снежной крупой каждую щель. Здесь, в долине, ветра нет, и бывает он редко, а снег, который падает на тот же заборный столб, так и лежит на столбе всю зиму высоченной снежной шапкой. В долине жарко. Это летом, зимою же здесь всегда стоят сильные морозы. Странное место, даже те, кто здесь живет, и те признают – странное. К примеру, здесь вы никогда не увидите лягушек, змей и прочих рептилий: нет, и никогда не было. Редки грозы. Мой проводник и ментор Александр Алексеевич, что сидит за рулём, прожил здесь 30 лет и за все это время лишь пару раз видел что-то отдаленно напоминающее вспышку молнии. Реки, реки тоже странные. Пересекаем, например, ручей, приличный поток воды, а названия не имеет. Отчего так? Оказывается, появился этот ручей всего пару лет назад, вот и не придумали еще. Не было и, вдруг, появился. Вот речка бежит, симпатичная речушка, явно рыбная. Это сейчас, а в прошлом году взяла речка и повернула, стала течь прямо по дороге. То ли удобнее ей так показалось, то ли еще чего, но дорогу пришлось срочно переносить. Речка потом ушла, а полутораметровый ров остался.

На северо-востоке край для рыболовов малоизученный. Охотское море считается самым рыбным. Побережье Тихого океана отличается от Охотского большими глубинами и здесь первоклассная морская рыбалка — крупная треска, огромный палтус, окунь-терпуг и его красный собрат «ленок». Здесь повсеместно холодно, по крайней мере, всегда холодна вода в омывающих морях и если вдруг кто и купается, так обязательно приезжие, причем только пьяные. Позагорать на пляже камчадалы летают во Владивосток и вообще здорово обижаются, если в разговоре их полуостров поставят рядом с Сахалином. «Сахалин вон где, а мы через море!» — уточняют они.

Горы, вулканы, гейзеры, горячие источники – красота. Но если поинтересоваться у камчадала был ли он в Долине Гейзеров, но не удивляйтесь тому, что он скажет «нет». Вертолет дорог.

Снежники белеют в вышине, великолепие необычайное, а поселки и города как после бомбежки. Потрескавшиеся фасады, покосившиеся заборы, выглядит неприглядно. Окна не крашены, штакетнику столько лет, сколько и хозяину дома. Открываются обвисшие ворота, а оттуда выезжает Тойота Лэнд Крузер. Некогда хозяину наличники белой красочкой освежить, некогда – путина. Не успел и сиди всю зиму без денег. Да и ментальность такова. Почти все – приезжие, временщики и у каждого мечта, выбраться когда ни будь домой, на материк. Заработать денег и уехать. Так и живут. А раз так, то какая может быть монументальность? А что до джипа, так все от необходимости. Дороги такие, по-другому никак. Правда, часто это довольно старые джипы. А вот лодка у причала обычно новая, и стосильный японский мотор четырехтактный тоже свежий. Тоже ясно — орудие промысла, жадничать не годится.

Через окно автомобиля хорошо заметно как часто меняется ландшафт, местами поймы рек представляют собою дикие заросли кустарника и высоченной травы, потом на смену им приходит хорошие сосновые леса. Особенно великолепная панорама открывается при преодолении хребтов, где сосновые боры особенно великолепны. По хребтам мигрирует местный гигантский лось, много медведя. То и дело за окном мелькают многочисленные реки. Картина типична, мост, чуть ниже его галечная отмель, заваленная погибшим после нереста лососем. Рыбой пахнет решительно все: салон автомобиля, трава на обочине и, кажется, хлеб в придорожном кабаке…

На дорогах кордоны, проверки документов, а основной заработок – рыба, а вернее икра.  Рыба везде и ловят ее все кому не лень и понятно, что не спиннингом или удочкой. Кто сколько икры нарезал, тот столько и заработал. Плывет, плывет вниз по течению поротая рыба…

День сменяет вечер, за вечером приходят сумерки, а дороге кажется, нет конца и краю. Переправы, комары, гнус. Завтра, кажется должны добраться до цели поездки. Чем дальше – тем разнообразнее ландшафт.

Один перевал, второй. Горы, густые заросли, если снимать на камеру, то  можно запросто показывать с титрами «где-то в Колумбии».

На дороге медведь. Завидя машину, он неспешно скрывается в полосе прибрежного кустарника. Медведей много. Медведей навалом и порой с ними можно встретится везде: на реке; на причале; в поселковом парке; у дороги или за углом, не говоря уже про свалки. Особенно их много бывает на реках и во время хода лосося и на отдаленной лесной речке их можно вдеть почти на каждой излучине. В этом году медведь сравнительно смирный, в прошлом было хуже, и медведь периодически нападал на людей: лесорубов, лесников, ягодников.

Кажется основная трасса, но жизни на ней никакой. Попутная машина порой попадается раз в час, а встречная и того реже. Это несколько не вяжется с утверждениями моих московских приятелей, что все стоящие реки находятся обязательно далеко, а у дорог все истоптано. Где уж тут все истоптать-то? Рек столько, что истоптать их местному немногочисленному рыбаку вряд ли когда-либо удастся. Слишком жидко разведен местный рыбак по всему водному изобилию. Отъехал от поселка на 30-50 километров и уже полная глухомань. Правда, тут стоит признать, что рассуждаю я в данном случае чисто по-московски. Тридцать километров скорее от небольшого поселка, от Петропавловска надо бы уехать подальше, километров хоть на триста, а это для местных вполне может быть уже очень далеко.

Но все когда ни будь, заканчивается, закончилась и наш путь. Мы в поселке. Пока обедали, выяснилось, что через пятнадцать мнут в море уходит катер. Парни ведут в море промысел трески и если я не против, на борту найдется свободное место. Выгода очевидна, меня берут на борт с условием, что вся пойманная мною рыба достанется им. Мне – впечатления, им – рыба и план.

Рекомендации просты. Снастей не брать, а взять плащ на случай дождя или непогоды и одеть сапоги. Плащ есть, а вместо сапог у меня вейдерсы. Ребята с любопытством наблюдают на мои манипуляции с переобуванием: сначала гидра, сверху ботинки.

Катер как водится японский. Материал 10 миллиметровый алюминий, на транце Ямаха 150 л/с. Крейсерская скорость около 80 км/ч. Всё по уму: эхолот, GPS. Поселок стоит в устье реки Камчатка и чтобы выйти в море надо сначала преодолеть стоячие валы воды – переборы, в том месте, где речная вода, поток дикой воды встречается с прибойной волной океана. В устье реки песчаные наносы отмелей, на них лежбища сивучей, нерп. В воздухе чайки, тупики. На воде массы уток. Вдоль береговой кромки курсируют дельфины. Идет в реку лосось, пик хода кижуча, морского гольца. То и дело в воздух взлетают одновременно десятки рыб. Здесь же, но чуть дальше, где мутная речная вода сменяется прозрачной морской пучиной, курсируют, в поисках нерп касатки. Серый в такой пасмурный денек океан, синие хребты и полутораметровые спинные плавники касаток. За день до этого здесь же видели кита. Уже позже эта картина не раз снилась мне во сне. И вода океана и вершины гор и маслянистая побитая солнечным светом вода и толстая леска уходящая в глубину.

Для начала повезло, погода достаточно тихая и валы невелики, не более 2 метров, но пологи и безопасны. Дальше руль влево и через час мы уходим под защиту горного хребта.

Пронзительно синяя морская вода, волна, ветер. В 500 метрах от нас дикие прибой, горные террасы, клоки облаков, застрявшие в недосягаемых вершинах. На поверхности заметны пятна морских водорослей – морской капусты, но это ближе к берегу. Около них то и дело в воздух взлетает рыба. На мой вопрос, что это, следует пренебрежительный ответ – «дык, красная». Сказали лениво и нехотя, как будто у берега скачет не лосось, а плавает мусор. Лосось идет вдоль берега, он ищет впадающие речки, ищет пресную воду для того, чтобы подняться по ней вверх по течению и дать начало новой жизни…

 Моторист пристально всматривается в монитор эхолота, треску следует искать в зоне травы, но трава должна быть короткой, то есть подниматься от дна не боле чем на метр. Вчера треску нашли напротив каменистой осыпи, и ближе к вечеру клев был довольно неплохой. Брали «кабанчики» — треска весом свыше 4-5 кг. С этими словами мне вручают местную промысловую снасть — деревянное мотовильце, 30 метровый кусок 2 миллиметрового шнура с приманкой на конце. Приманка – тройник, состряпанный из крючков морского яруса (перемет для ловли в океане крупной морской рыбы). На цевье тройника, мало уступающего по размеру якорю – кусок свинца и красный клок чего-либо красного, например красной резины или простой тряпки. Всё.

Глубина ловли – 15-20 метров. Вообще-то, это уже само по себе удивительно. В Польше мне приходилось ловить эту рыбу на глубинах от 25 до 70 метров, а здесь треску, правда, мелкую, ловят прямо с берега на простые закидушки. Хотя, скорее всего на больших глубинах, наверное, было бы все равно ловить лучше.

Клев достаточно интенсивный, но это по моим представлениям, товарищи явно не веселы. Разве это клев, плана не сделать. Ловятся огромные морские бычки весом от 1 до 4 кг, камбала, 2 килограммовые «ленки» и некрупная, до 2-3 килограммов треска и такие же по размеру палтусы. Рыбаки оставляют только треску, все остальное выпускается. Бычки – несъедобны, камбала – мусор, а палтус – слишком мелкий. Палтуса разрешается оставлять, только если он больше 60 см. длинны, таковы правила ловли. Общий улов на 4 рыболова – 100 килограммов трески, то есть полный провал. В дни удачного лова на крючок ловят гораздо больше, и подобный промысел приносит до 2,5 тонн на одного рыболова!

Опять  любопытные подробности. Треска при приемке в цех, исходя из ГОСТа, делится по своим размерам на три ценовые группы. Мелкая – самая дешевая, крупная – самая дорогая. Покупая треску в магазине, стоит об этом помнить. Сразу после поимки, промысловик перерезает рыбе горло, спускает кровь — «калтычит». Только так треска будет считаться за первый сорт. При вываживании организм этой рыбы выбрасывает в ткани много адреналина и если рыба оставляется как есть, то это негативно скажется на качестве ее мяса. Вот почему по правилам приемки пойманная на крючок рыба стоит дороже рыбы, выловленной тралом. Эти подробности я с удивлением узнал уже в цехе. При заморозке каждая рыба должна замораживаться отдельно, а вовсе не брикетом как это можем видеть мы с вами. Брикет выгоден экономией места в морозилке, но отрицательно сказывается на качестве продукта.

Начало нового дня мы встречаем в дороге на реку Радугу, самую очаровательную и рыбную речку этих мест. До рассвета паковали снасти, и снаряжение. На вопрос во что мы будем складировать улов, мне вынесли два мешка из-под сахара. Один для местного хариуса, второй – под все остальное.

Река необычайно красива. Пробиваясь через горы и завалы, она несет свои быстрые и прозрачные воды через девственные леса, чтобы встретиться ниже и отдать все лучшее своей старшей сестре – реке Камчатке.

Перекат выше, перекат ниже, а мы распаковываем снасти на плесе между ними. Вокруг все основательно исхожено медведями, и надо быть весьма искусным ходоком, чтобы не наступить на многочисленные испражнения, состоящие в основном из не переваренных лесных ягод. Жарко, но раздеться нет никакой возможности, воздух звенит от комаров и мошки. Дальше все, как и должно быть на Камчатке, все как мечталось. Заброс – рыба. Два заброса – две рыбы. На центральной струе жадно берет блесну мальма. Рыба необычайно эффектной, в особенности  у самцов окраски. Средний размер каждого экземпляра – от одного до полутора килограммов, эпизодически влетают рыбы весом в два, два с половиной килограмма. Основная проблема – извлечение тройников. Поймать мальмы можно много, ровно столько, сколько вам захочется. Весьма странно, но до этой поездки я не единожды читал отчеты камчатских рыболовов (правда, жителей Петропавловска) касательно этой рыбы и везде уточнялось – голец (мальма) весом в килограмм, уже крупная рыба! Здесь же в некоторых местах местный житель ловит куда более крупных гольцов, порою до 5 килограммов веса! После десятой мальмы, интересуюсь у товарища, на что пойдет улов и выясняю, что ни на что. А вернее, может сгодиться насаживать крючки морских переметов, ярусов. Но и здесь лучше использовать что-то другое – например кижуча или нерку. На мой вопрос, почему, дается разъяснение – мальма не рыба. Опять парадокс. Все признают, что вкусна. Но пренебрежение состоит в том, что она уж слишком многочисленна и неразборчива в своих пристрастиях. Понятно, что после таких перспектив всю прочую рыбу я стал тут же выпускать обратно. То и дело, оспаривая добычу, к блесне подскакивали некрупные хариусы. Blue Fox №4 они вовсе не считали крупной блесной, и второй, специально приготовленный для этого мешок стал быстро наполняться рыбой весом от 300 граммов до килограмма. Кстати хариус уже считается «вкусной рыбешкой» и местный житель ест ее с удовольствием. Прогулка к перекату принесла парочку 3 килограммовых микиж, после чего настало время экспериментов. На что не будет брать рыба? Выяснилось, не берет она только на уж очень крупные колеблющиеся блесны типа HASKY, ничего не принес мне 5 сантиметровый рапаловский Каундаун с раскраской под радужную форель (!). Не сработал и Тайл Денсер. Все остальное годилось. Убрав спиннинг, беру в руки нахлыстовую снасть.

Первый же заброс крупного стримера приносит все того же хариуса, потом опять мальму. Товарищ просит ловить хариуса, он все-таки деликатес, поэтому переходу на нимфу. Ухожу выше по течению в сторону слива в перекат, и начинается потеха. Red tag творит чудеса, поклевки следуют как из пулемета.  Рыба насыщенно фиолетового цвета, сиреневый даже живот. К слову сказать, огромный спинной плавник не произвел никакого впечатления, у европейского собрата или тех, что ловят в горных озерах Плато Путорана он гораздо эффектней. В данном случае это нечто длинное и осклизлое, и никакого показного демонстрирования своего «паруса» местный хариус ни разу не предпринял, порадовав лишь своим сопротивлением, нередко с красивыми «свечками».

В поисках кижуча. Река Асхава. Река Камчатка. Озеро Нерпичье. Кунджа реки Сторож.

Все бы замечательно, но, предвкушая встречу с реками Камчатки, я наивно надеялся увидеть здесь то, что так ярко описывалась в литературе. Огромные косяки лосося идущие в реки, столпотворение рыб на плесах и шумное прохождение их быстрых и мелких мест. Пятнадцатое августа! Любой подтвердит, что это время хода кижуча и мне очень хотелось половить эту сильную и красивую рыбу. Но плесы реки Радуги дарили лишь многочисленную мальму, хариуса и микижу, другой рыбы ни увидеть визуально, ни на тройнике почувствовать не удалось. Радуга – приток Камчатки, а по Камчатке кижуч уже шел вовсю. Может еще не поднялся? Может сети алчных рыбаков перегородили устье? Не ясно, но в любом случае стоило попробовать половить в самой Камчатке!

Но ни первое, ни второе утро на реке Камчатка не порадовали. И если верхнее и среднее течение реки выглядело очень интересно, привлекая внимание изобилием проток, островов и девственностью прибрежного леса, то низ выглядел довольно угрюмо. Нижнее течение Камчатки очень похоже на реку Оку в ее нижней части. Ширина реки более 600 метров, обрывистые берега, прямолинейная береговая кромка и глубина в 3-5 метров прямо у берега. Вода мутная, прозрачность – ноль. Вся рыба стремительно идет центром реки, и в пределах заброса за все это время не было ни единой поклевки, только крошечная, с пачку сигарет камбала польстилась на мою блесну. Полный провал! Впрочем, мои товарищи подтвердили бесполезность ловли. Гораздо лучше половить все-таки в реке Радуге, необыкновенно красива и рыбна река Асхава. Асхава же еще интересна и тем, что в начале лета здесь можно успешно половить королеву местных рек, чавычу. Обычная проблема ловли чавычи заключается в том, что ее заход в реки часто совпадает с половодьем, что серьезно затрудняет ловлю. Асхава же даже в этот период остается кристально чистой, что позволяет не только ловить чавычу в небольшой и легко читаемой реке, но, нередко и видеть, как эта крупная рыба идет по реке. Правда, сообщая все эти подробности, я вынужден признать, что все это лишь услышано мною в беседах с местными рыболовами, сам я этого не видел, а лишь мог оценить внешнюю привлекательность самой реки, прихотливо извивающейся по красивой долине в обрамлении гор. Достаточно интересно озеро Нерпичье (Нерпичи). Некоторое время назад озеро было пресноводным, но в последнее время оно из-за прорытого к морю канала стало соленым. Основной интерес для местных жителей озеро представляет зимою, когда все местное население успешно ловит здесь многочисленную и крупную корюшку. Рыбы этой в данное время очень много и часто рыболову ничего не стоит наловить за день до 300 штук крупной, до 30 — 40 сантиметров длинною корюшки. Здесь же ловят кету, в многочисленных впадающих в озеро речках крупную микижу и мальму. Вдоль берега здесь ловят и кунджу, одного из самых интересных и боевитых представителей гольцового племени. Кроме этого это вторая по величине рыба Камчатки, которая уступает первенство лишь чавыче. Во многих труднодоступных реках, как, например реке Сторож, кунджа может достигать веса 10 и даже 15 килограммов!

Второй день на реке Радуга оказался много интереснее. Для ловли был выбран другой, на мой взгляд, более интересный участок. Здесь река сильно петляла, поражая воображение многочисленными излучинами, ямами и коряжником. Чуть в стороне начинался мелководный тягун. Берега обрывисты и сверху прекрасно видно стайки вечно голодной мальмы и хариуса. Рыба стояла повсеместно, часто на расстоянии вытянутой руки прямо под обрывом. На одном сужении стоял огромный косяк хариуса, чуть в стороне притаились под корягами крупные микижи. Всю рыбу я отпускал, оставлял лишь самых крупных хариусов. Дикая, совершенно очаровательная река. Вот она разлилась широким плесом, чуть ниже сразу за отмелью приняла приток и шумно сваливается в порог. У устья притока за блесной ходит ватага килограммовых «чернышей» — ярко фиолетовых хариусов, чуть ниже колебалочку прихватывает микижа, которую мне удалось стряхнуть в воду прямо под ногами. Забравшись на середину реки, я с удовольствием наслаждаюсь прохладой воды и, сдувающего комаров ветра. Блаженство!

Караси и карпы – вкус белого мяса. Засолка лосося и особенности соления нерки. Мясо трески.

Чего много, то  и не ценится!

-Завтра поедем на одно озерцо, рыбалка там, самая лучшая! — кричал мне местный рыболов Пашка.

— И что там такого интересного имеется? – вяло интересуюсь я. Сейчас конец дня и мы лениво потягиваем местное пиво на берегу озера.

 — Там?! Да там такие караси! Карасищи, до пол кило весом, а в прошлом году пацаны карпа выловили. Здорового. Килограмма на два!

 — Караси?! Кому же нужны на Камчатке эти караси?

 — Вот дает человек, это же ка-ра-си! Белое мясо!!! Деликатес. Не лосось, какой ни будь, настоящая рыба!»

Так оно и есть. На рыбных развалах Петропавловска-Камчатского лежалый, с впалыми глазами карп легко уходит за 150 руб./кг., а балык кижуча, копченый, «шведский пласт» можно легко купить и за 70 руб./кг…

Одним из интересных наблюдений было то, как камчадалы солят лосося. Ничего такого как это делается у нас на Кольском полуострове мне увидеть не удалось. Вся рыба солится «мокрым способом», то есть в бочках. По мере надобности рыбу достают из рассола, отмачивают и уже потом пускают в пищу. По вкусу мяса на первом месте стоит, разумеется, чавыча, за ней идет вся прочая рыба от нерки и кижуча, до кеты. Любопытно, но в цехах рыбоперерабатывающих заводов мне не раз говорили об особенностях соления нерки. Эта рыба считается изначально ядовитой и годится в употребление только после 24 дней соления (по ГОСТу!), иначе могут быть неприятные последствия. Ручаться за подлинность данного утверждения я не могу, но вполне допускаю, что такое может быть на самом деле. А то, что прикасаться к лошалому лососю опасно известно, наверное, не всем. После отложения икры, когда рыба уже начинает разлагаться заживо, на ее теле скапливается масса опасных для человека микробов и бактерий. Поэтому если на тройник блесны попалась полуразложившееся горбуша (Многие лососи атакуют блесны и в этом состоянии, атакуют, не имея уже хвоста!), то не в коем случае нельзя трогать руками. Сама же нерка интересна еще и тем, что это единственный из лососей, которых интенсивно закупают в здешних краях японцы. Других лососей они не берут.

В море со спиннингом или тяжелая ловля трески. Палтусы, бычки, окуни, камбала. Холодное море. Особенности дрейфа и приманки.  Зимняя ловля корюшки, гольца, кижуча, мальмы и микижи. Вкус икры.

Что не говори, но два дня в накомарнике и лазание по душным джунглям реки Радуги дает о себе знать, и когда мне опять предложили выйти на весь день в океан, согласился. Маялся, думал, но согласился. Причем, на этот раз я решительно отказался от местной снасти в пользу обыкновенного спиннинга. Весь мой комплект снаряжения был рассчитан на ловлю лосося, но почему бы не попробовать использовать и это?! Самый мощный из имеющихся у меня с собой спиннингов – трехметровая Daiwa серии Вискер с тестом до 60 граммов. Нашлась и тяжелая катушка, — цельнометаллический Авушный  Блеэк Макс 60, но в спешке сборов я забыл на берегу шнур и всю дорогу до места ловли я терзался сомнениями. Как же я буду ловить тем, что сейчас намотано на мою катушку в качестве подмотки, старой чешской леской диаметром 0,6 мм?! Лесочке было не менее 10 лет от роду, да и длинна ее оказалась, вряд ли больше 50 метров. Ужас!

Как и в прошлый раз, мы останавливаемся в 500 метрах от полосы прибоя. Глубина около 25 метров и первое, что будут делать мои товарищи, это ставить ярус. Ярус, это морской перемет, эго длина может составлять многие километры, но сейчас это явно укороченный вариант, не более 300 метров длиною. Огромные морские крючки, толстенный шнур, а в качестве наживки куски лосося (лучше нерки, она более красная) граммов по 200 весом каждая. Ярус ставится в первую очередь на палтуса. Это рыба, ценится везде. Даже здесь. Пока идет установка, оснащаю спиннинг тем, что у меня имеется под рукой. Учитывая вертикальную составляющую, решаю использовать Kastmaster, самый тяжелый из которых у меня не более 21 грамма! Чуть выше его устанавливаю 14 граммовую джиг головку и ярко-зеленым твистером. Неспешное опускание, касание дна, подъем приманки и тут же следует поклевка и мгновенный сход. Опять опускание и снова поклевка. После подсечки спиннинг складывается в кольцо. Фрикцион трещит, «палка» работает до рукоятки. Совсем другое дело, это уже спортивно. Через несколько минут на поверхности рыба – треска не более 2 килограммов веса! Однако, учитывая накал борьбы, ожидалось нечто более крупное, крупнее как минимум втрое! Самое любопытное твистера не оказалось, треска попалась на блесну. Как я понимаю, твистер достался рыбе после первой поклевки. Пока ставился ярус, удалось поймать еще с десяток рыб.

Ярус поставлен и следует смена места ловли. Мы уходим на ветер, выбрасываем якорь и медленно дрейфуем по ветру. Волна тащит катер вместе с якорем. Опять косяк трески. Рыба берет беспрерывно. Ловля выглядит следующим образом. Надо:

  1. Перевести лесоукладыватель, — блесна уходит на дно.
  2.  Касание, легкое покачивание — поклевка. Берет треска от двух до девяти килограммов.
  3.  Грибок в живот и силовое выкачивание с глубины. Треска уже на поверхности, захват за блесну (багорика и подсачика нет) и рыбина извлекается из воды. Клев такой, что нет смысла беспокоиться о сходе, если и сорвется, тут же поймаем другую!
  4. Рыба на палубе. Далее следует перевести дужку лесоукладывателя.
  5. Положить спиннинг.
  6. Извлечь тройник с помощью хирургического зажима.
  7.  Бросить блесну за борт, а рыбу в ящик.
  8. Пока споласкиваем руки, блесна уже на дне. Опять приподнимаем и снова поклевка!

Максимальная пауза между поклевками – 40 секунд! Стоит отметить, что на местную снасть брало гораздо хуже, порою со значительными паузами. Для эксперимента попробовал заменить кастмастер на 30 граммовую финскую колебалку. Она несколько крупнее и можно ожидать  что-то более весомое. Но нечего не изменилось, рыба брала такого же калибра. Очень жаль, но у меня вообще не оказалось с собою ничего сверхтяжелого. Рыбалка-то планировалась речная, поэтому, когда поднимался якорь блесна уже не доставала до дна. Дрейф усиливался, и ее веса уже не хватало. Понятно, почему при ловле трески со шхун в Северном море используются такие тяжелые блесны. Дело не только в глубине, дело в дрейфе, а тащит большой корабль гораздо быстрее маленького катера.

Нас опять снесло к берегу, прямо к зарослям ламинарии (морской капусты) и тут же на блесну накинулись огромные бычки и камбала. Пришлось срочно уходить на глубину. Здесь вышли на стаю терпуга, потом место терпуга занял «ленок». Красивые, рыбки, очень похожи на аквариумных. Каждый ленок имеет уникальную окраску и двух похожих встретить. Сначала малиновый, потом синий, потом трех цветный и так далее. Каждая из рыбок не более 2 килограммов. Мясо немного зеленоватое.

Очередная поклевка и на крючке что-то особенно крупное. Сначала мне даже удалось отодрать рыбу от грунта, но совсем не на долго. Визг фрикциона и рыба опять на дне. Опять попытка приподнять (нас все-таки тащит) и опять визг фрикциона. После двух таких выкрутасов рыба «приходит в себя» и стягивает лески без всякого перерыва и вот уже через редкие витки лески блестит основание шпули. Но вот, кажется, она остановилась и мне нужно как можно быстрее отвоевать немного моно нити до начала следующего раунда. Выкачиваю сколько могу, отвоевываю метров пятнадцать и снова визг фрикциона. Для моего Вискера это уже перебор и палка работает лишь комлем, а вернее куском у ручки, все остальное вытянуто в прямую линию! Через пол часа на поверхности появляется большое ромбовидное тело. Палтус. Не великан, но двадцать пять килограммов в нем есть.

Спустя час я меня опять поклевка и опять палтус, на этот раз втрое крупнее первого. Опять долгое вываживание, но рыба вдруг начинает уходить, остановить не удается, леска, заканчивается и обрывается… Рыбаки вежливо поздравляют, а потом вскользь сообщают, что данная рыба не считается чем-то крупным. Ловят и 200 килограммовых палтусов.

За день по самым скромным подсчетам мне удалось поймать более тонны рыбы. И вряд ли можно поймать больше, что горячо опровергается рыбаками, которым приходится каждодневно ловить таким способом эту рыбу. Это очень интересный, но тяжелый труд. И когда по окончанию дня я вышел на берег, ребята должны были еще доставить треску в цех и обработать улов!

По всей видимости, идеальная снасть для данных условий – спиннинг длинною не более 2.7 метра и тестом до 150 граммов. Мультипликатор при всей свой силе все-таки здорово проигрывает в скорости доставки блесны ко дну, и, на мой взгляд, лучше безинерционная катушка. Блесны подошли бы любые, лишь бы быстро достигали дня и были крупного размера. Наверное, используя кастмастер, я был на правильном пути, разве, что блесну надо иметь и большего веса, включая и четырех унцовые. Обязателен багор! Обязателен хирургический зажим для извлечения из пасти рыбы крупных и острых тройников. Именно здесь заключается главная опасность. Рыба крупная, тройники крупные и т.д.

 

Ну вот, кажется и все. Сегодня вечером прощальный ужин, а завтра рейсовый автобус увезет меня в Петропавловск-Камчатский! Рейсовый автобус в этих краях, это ПАЗик, но при этом это вовсе не разбитая колымага, а новенькая, работающая на дизеле машина. Дорога дальняя и поломок быть не должно. По пути следования машину много раз проверяют на всех остановках, а пассажир лишь тем и занят, что смотрит в окно, да на экран видео двойки. Концы здесь длинные, но пассажиры общительные и время летит незаметно. Уже в автобусе местный люд рассказал мне еще много нового и о медведях и о ходе кижуча, ходе длинном, когда рыбу иногда ловят уже из подо льда и об огромных микижах, что ловят в верховьях многочисленных рек. Опять разговоры об икре и об ее засолке, а впереди встреча с городом, короткая попутная рыбалка на реке Авача и Плотникова и перелет до Москвы…

Вот такая бывает авантюра. И кажется мне, что, наверное, и к лучшему, что все сложилось именно таким образом. Попади я в обычный, даже самый лучший рыболовный лагерь и ни за что бы не узнал всего интересного, что довелось мне услышать от обычного камчадала, от местного жителя.  А это всегда гораздо полезнее, чем лекция от самого лучшего экскурсовода! А Камчатка мне бедует еще много раз сниться, будут сниться и ее синие сопки и Тихий океан и несравненная «Биг Ривер» — река Радуга. Значит до встречи, надеюсь до скорой, когда опять все будет по-новому. Говорят, дорогу засыпало вулканами. Проснулась Ключевская сопка, проснулся «Шевеличь» и вся жизнь теперь только по реке. То есть от поселка Ключи и до моря! Посмотрим…

 

Алексей Дудкин

«Рыбачьте с Нами» 2006 год (примерно)