Степные разливы.

         СТЕПНЫЕ РАЗЛИВЫ.

 

Весна! Весна, ребята, — это здорово и вряд ли еще какое время так волнует сердце охотника как эта ветреная чародейка и вечно юная особа. Она кружит голову, пьянит запахами талой воды и лежалых листьев. Весна – это, конечно, тяга вальдшнепа, это караваны гусей и безумие изумрудных селезней в лужах городских парков. А если такое безобразие происходит в самом обычном парке, то, что же нас будет ожидать там: в разливах, лесах, лугах? И всего-то и выделено нам счастья каких-то десять календарных дней! Нет, это не справедливо, всего полторы недели на все про все, и потому надо уезжать и жить среди этого великолепия и наслаждаться им, как наслаждается гурман и ценитель каждым крохотным глотком редкого, пьянящего напитка!

Самая поэтичная весенняя охота, это конечно тяга вальдшнепа. А что же будет на втором месте? Для кого как, но сегодняшнее повествование будет об охоте с подсадной уткой, и не просто об этом, а о том, как она устраивается в степных районах России.

Так давайте перенесемся в Воронежскую область, где прошло мое детство и юность, а вернее их светлая часть – каникулы, а позднее отпуска. Это родина моих родителей и всех предков. Здесь я в 6 лет стал рыболовом, а в 15 охотником, здесь родились и охотились мой отец и мой родной дед.

Меня всегда удивлял тот факт, что ни одна их охот не имеет столько поклонников на Воронежской земле как охота с круговой уткой. За многие годы, бродя с ружьем и удочкой по местным логам и озерам, мне, к сожалению, не приходилось встречать в угодьях охотников до красной дичи. Единичны почитатели гончих и борзых, а у местного промышленника нет ни малейшего представления об охоте с чучелами и профилями, и практикуются только самые простые, ходовые охоты. Но все подозрения в уровне квалификации местного стрелка исчезнут, когда мы увидим, как ловко он умеет охотиться с подсадной. Эта охота ведется издавна, широко распространена,  а некоторые породы подсадных уток ведут свою родословную с дореволюционных времен!

 

Воронежская область – это обширные степи, пологие лощины, поля, луга и покосы. Здесь небо от края до края и много тепла. Здесь чернозем, и потому даже самые лучшие вездеходы не всегда могут проехать до намеченного  места из-за липкой, маслянистой жижи. Количество охотников велико, и почти половина из них держит собственных подсадных уток, и имеют свои «приписные» сельским мнением угодья. Утки, как правило, очень высокого качества, а у знатоков дела великолепны.

Весна приходит рано и нередко охота открывается в первой-второй декаде марта. Сроки ее открытия назначаются исходя из погодных условий и, могут существенно меняться, что можно считать явлением прогрессивным. Случается, что налетевший холодный фронт делает охоту невозможной, тогда ее закрывают и вновь открывают после прихода тепла. Этого мне не приходилось видеть более ни где! Отрадно и то, что часто сроки охоты на уток и вальдшнепа различны и охотник по перу имеет счастливую возможность наслаждаться и тем и другим на протяжении 20 дней!

Охота начинается с прилета первых стай уток. Еще мой дед, страстный и удачливый местный охотник Алексей Егорович, земля ему пухом, говорил мне, что первой в наши края приходит самая крупная кряковая утка – «материк». Они де крупнее прочей кряквы и их всегда не так много, но это самые выносливые и сильные представители утиного племени с явным авантюрным складом характера. Их удовлетворит лужа, проталина и совсем никчемные закраины деревенского пруда. Порой можно только изумляться, как и где находят воду эти оптимисты, чей полет легок и весел даже в моменты приличных заморозков, когда потенциальных мест с открытой водой становиться много меньше обычного!

Чуть позже, когда сойдет снег со склонов лощин, зазвенят ручьи, набухнут верховые болота и вскроются реки, подойдет и остальная масса неугомонного птичьего народа: утки прочих видов, кулики, чибисы и пр.

Понимая это распределение сил и ролей, нам не остается ничего другого как принять для себя как данность, что у коренного степняка есть только два пути при выборе места утиной охоты: идти на реку (лощину пруда) или отправиться на поля. И то и другое имеет свои плюсы и минусы и, выбирая тактику, следует разложить все по полочкам. Начнем с охоты в полях как самой любопытной и малоизвестной нашей столичной публике.

Эта охота производится на обширных лужах талой воды — разливах, которые весенней порой бывают столь велики, что могут иметь размеры приличного озера. Они образуются в результате таяния снега, когда он уже превратился в воду, а замерзшая почва еще не готова эту воду принять. Месторасположение таких водоемов, разумеется, определяется рельефом местности и там где имеется понижение, весенней порой обязательно появиться такое мокрое место. Места разливов неизменны из года в год, что позволяет местным охотникам распределять их между собою загодя и иметь возможность на протяжении лютой и долгой зимы всячески приготовить будущее место для удачной счастливой и охоты. Лучше всего, когда первая половина зимы случиться бесснежной, но с сильными, крепкими морозами. Тогда батюшка Мороз хорошенько схватит голую землю и скует ее на приличную глубину. А потом надо снега, много снега и перемен погоды. И тогда плотная, спрессованная оттепелями и морозами снеговая масса не будет перемещена степными ветрами с открытых мест в лесопосадки, а останется лежать на полях ровным сверкающим ковром. Придет тепло, снег превратиться в воду, но сильно промерзшая земля будет долгое время противиться вбирать в себя влагу. Значит, будет много воды и много разливов. Значит, привольно будет на этой воде утиному народцу, а веселая и счастливая охота будет продолжаться дольше обычного. Ведь хорошо известно, что вся охота длиться до тех пор, пока есть вода. А просушить даже приличное зеркало воды жаркому, степному ветру ничего не стоит.

Разумеется, не всякая лужа сгодиться для нашего замысла, а подойдет лишь та, которая будет более доступной как при строительстве укрытия, так и при ежедневных переходах к месту охоты и обратно. Нельзя рассчитывать на те из них, что расположены на вязкой пахоте полей, а лучше воспользоваться разливами покосов, верховых болот и озимых полей. Здесь нас ожидает и более легкий подход к месту охоты и красота места и то, что более плотный грунт будет дольше удерживать воду. Наверное, следует дать пояснение верховому болоту. Не исключено, что человеку никогда не бывавшему в степи будет весьма странно слышать о каких-то там болотах. Однако это верно, а верховым болотом называют участок заболоченной местности. Заболоченность определяется выходом родников. Месторасположение болот не меняется из года в год, а размеры могут быть весьма значительными. Верховое болото нельзя спутать ни с чем. Это кочкарник, ржавая водица и осока. Здесь случается найти порядочно красной дичи, и чем больше болото, тем больше длинноклювых мы здесь обнаружим. Зимней порою, верховые болота верное место отхода старых стреляных русаков. Никакая сельскохозяйственная деятельность тут не возможна за исключением покоса, но и это выходит боком. Так и остается верховое болото, зеленым пятном на бескрайних просторах хлебного поля.

  Все имеет свой конец и свое начало, а весенняя охота начинается, разумеется, с того, что выбирается подходящее место. Местные охотники, как правило, выбирают его заранее и охотятся на одних и тех же местах из года в год. Процедура выбора места – зимняя. Потому что кроме выбора конкретного места надо выяснить, не претендует ли на этот же самый участок ваш товарищ. Как правило, раздел полей, а в нашем случае луж происходит загодя. Нередко на одном поле может быть до пяти и более широких разливов, и тогда здесь могут расположиться с шалашами несколько охотников. Но если проблема решается полюбовно, то места хватает на всех: поля настолько велики, что никто никому не мешает. После того как нам мы выяснили, где мы будем охотиться, нам следует подготовить материал для изготовления шалаша. Это тоже делается заранее и часто еще зимней порой горячий охотник уже везет на колхозном тракторе, в намеченное местечко копну соломы и арматуру – это то, что составляет основу будущего укрытия. Надо только постараться выложить копну таким образом, чтобы она оказалась на месте несколько возвышенном и не пострадала, оказавшись весною посреди огромного разлива. Часто этот труд имеет характер коллективного, когда один человек развозит сено для шалашей нескольких своих сотоварищей или по чьей либо просьбе за определенную плату либо другую услугу. Как только наметанный глаз стрелка заметит признаки первой вешней воды, начинается строительство шалаша. Лучшая лужа, та, которая больше размером и сюда тащится со всем скарбом наш с вами собрат по страсти. Тащит солому, стальную проволоку, тащит много и по раскисшей жиже из земли воды и снега. Пересекает разливы и бредет по колено в воде к намеченной заранее точке.

Он выбирает благоприятный берег, а таковым можно считать тот, что не столь подвержен затоплению при незапланированном подъеме уровня воды! Было бы неприятно, придя на охоту застать столь дорогую во всех отношениях постройку затопленной.

 Охота проводиться в сумерках и потому вход в шалаш, «чело», должно смотреть на какой либо источник света как-то: луну, далекие придорожные фонари, огни ферм и т. д.

Разлив находится как бы между шалашом и источником света, и тогда возможно охотиться даже в кромешной темноте, световая дорожка окажет неоценимую услугу и поможет верному выстрелу. Определившись с этим, охотник начинает само строительство. Следует отметить двойственный подход в строительстве шалашей у местных жителей, на примере охотников соседних сел Запрудского и Можайского. Охотник села Запрудского строит всегда просторные шалаши с тем расчетом, чтобы потом в нем можно было бы с комфортом провести много времени и не страдать при этом от неловкого положения и тесноты помещения. Его товарищ из соседнего села Можайского, напротив ставит выше всего результат, а скрытность ценит настолько высоко, что готов мириться с любыми неудобствами, и поэтому их шалаши столь миниатюрны, что неосведомленный человек скорее наступит на это сооружение, нежели его заметит. Поэтому Можайский охотник при встрече на пограничной территории с охотником Запрудским всегда предупредит, там-то и там-то стоит его шалаш (по-воронежски «курень»). Предупредит, чтобы его ненароком не повредили, а что до того, что его займут, то этого не случится, раздел территорий между соседними селами произведен издавна, а этому разделу столько лет, что и мой дед не знал, когда он был произведен! Причем делятся угодья только для весенней охоты, а если кому их них в будущем и случается застать в шалаше постороннего человека, то, скорее всего, это будет городской охотник.

Мы будем строить, большой, «запрудский» шалаш. Для его изготовления нам понадобиться приличный ворох соломы, прутья тонкой арматуры или 6-7 мм. проволоки и толстый полиэтилен. Сначала делаем основу шалаша, его нижнюю часть, настил. Он должен быть толстым и мягким. Это прямоугольная подушка из соломы высотою около метра и если тоньше, то немного. Сверху на солому укладывается полиэтилен, а на него еще слой соломы, но уже тонкий. Солома создает надежную теплоизоляцию и шалаш будет теплым и уютным, даже если его слегка подтопит вешними водами. Полиэтилен – для сухости. Последний слой соломы опять для тепла, потому как пластик имеет свойство холодить, аккумулировать холод и сырость ночи. Все, нижняя часть шалаша может считаться законченной. Размеры основания могут быть разными и зависят от габаритов самого строителя. В среднем — полтора метра ширины на два метра длинны. Готовый шалаш позволяет уставшему охотнику вытянуться в полный рост и полноценно отдохнуть даже при небольшом морозе, отдохнуть в промежутке между вечерней и утреннею зорькой.

Основа для стен – каркас из проволоки, который весьма напоминает каркас для тента грузового автомобиля или цыганской кибитки. Это дуго-изогнутые прутья,  втыкаемые в землю параллельно друг другу. Расстояние между прутьями около 30 сантиметров, а их количество 7-8 штук. Общая длина куска проволоки  определяется глубиной на которую концы проволочной дуги загоняются в грунт + высотою потолков шалаша. Высота потолка должна быть таковой, чтобы охотник мог свободно сидеть в нем не втягивая головы, то есть около метра. Глубина погружения прутьев в землю никогда не бывает постоянной, так как часто можно столкнуться с участками промерзшей почвы, где мудрено не только воткнуть прут, но и просто вбить колышек для подсадной утки. Пока не забыл, сообщаю, что именно поэтому местные охотники часто берут с собою молоток, что всегда оправдывает лишний вес по сравнению с той пользой которую приносит этот, казалось бы лишней и тяжелый предмет!

После изготовления каркаса шалаш накрывают. Сначала, непременно, полиэтилен, а сверху толстый слой соломы. Торцевые места шалаша тоже укрыты. Задняя его часть заделывается полностью и всегда с использованием все того же полиэтилена и соломы, а передняя часть затыкается ворохом соломы лишь отчасти.  Прикрытая соломой амбразура даст тепло, а небольшие отверстия позволят беспрепятственно стрелять по подсевшим селезням. Для всего шалаша берется два куска полиэтилена. Один на дно, второй на стены.

Все, труд окончен, и мы можем с гордостью пользоваться теплым и сухим укрытием на протяжении многих дней и ночей. Весенняя птица нисколько не боится шалашей изготовленных из соломы. Соломенные копны и скирды постоянные спутники степей. Отдельные ее валки могут бесхозно лежать то в одном, то в другом месте, к чему птица привыкла. Впрочем, они не так уж и заметны. В этом мы сможем убедиться уже в первую нашу охоту. Стоит стемнеть и найти свой собственный, поставленный на виду шалаш уже не всегда просто, почему необходимо иметь кое-какие ориентиры, которые не дадут нам плутать по луговинам и портить охоту и себе и товарищам. Проще всего это сделать с помощью шеста, к которому мы привяжем белый лоскут, а если этот вариант вам не подойдет, то следует запомнить направление и очертания разливов воды и положить в карман компас!

Еще труднее в поисках тому, кто строит «можайский» вариант шалаша. Расходы материала меньше: меньше соломы, меньше прутьев и все потому, что этот тип укрытия рассчитан на то, что охотник будет только лежать. Его длинна те же 2 метра, но его высота, столь незначительна, что заметить его бывает просто невозможно даже при ярком солнце и в упор. Его высота около полуметра. Низ все так же утеплен соломой и полиэтиленом, так же укрыт пленкой и верх, но на тонкий слой соломы охотник обязательно кладен дерн, то есть вырезанные куски почвы, вырезанные с травой и мелкими кустиками. В результате перед нами самая обычная складка местности и только! Холмик, бугорок в котором притаился охотник. Разумеется, ни сесть, ни размять затекшее тело не представляется никакой возможности. Процедура вползания, а скорее проскальзывания внутрь этого пенала требует определенной сноровки, а быстро покинуть его в случае если налетит табунок гусей тоже не представляется возможным.

Больше всего шалаши страдают от подъема уровня воды. Затяжные дожди, неправильный расчет и придя на охоту, вы с грустью видите остатки сооружения. Все размокло и вам повезет, если поблизости обнаружится копна сена для текущего ремонта или будет свободен шалаш вашего друга. Иногда охотники строят сообща несколько шалашей после чего пользуются ими в порядке очередности или меняясь со временем шалашами. Второй недруг шалаша из соломы – ветер. Теплый, порывистый ветер норовит разбросать солому и умудряется несколько поистрепать сооружение. Особенно заметно он портит укрытие в сухую погоду,  мокрая солома раздувается гораздо меньше.

Охота, как уже упоминалось производиться вечером и ночью и лишь иногда при валовом пролете затягивается до утра. Самый яркий и интенсивный пролет, самая высокая горячность селезней и высшая работа подсадных приходиться на сумерки. Сельскому жителю это удобно, угодья рядом и, отсидев зорьку, он идет отдыхать домой, к печке и борщу, а вернется только следующим вечером. Утки для весенней охоты отбираются и готовятся заранее и здесь нельзя не заметить явную селекцию и стремление повысить качество подсадных путем скрещивания  лучших линий и прилива дикой крови. Утка отсаживается от селезня за две-три недели до начала охоты, а то и за месяц. Все это время она не видит своего законного супруга, а лишь слышит его жаркий голос. Ее «вызаривают», то есть ежедневно дают возможность поплескаться в холодной воде для того, чтобы ее сальная железа начала выделять жир для смазки перьев и выделять его в необходимом количестве и утка не мокла. Вызоренная утка не мерзнет, она давно не видела мужского внимания и азартно манит всех пролетающих селезней. Местные подсадные утки работают в паре, к чему они весьма привыкли и если им приходиться отдуваться в одиночку, несколько теряют свой азарт и страсть. Опытный охотник знает характер каждой их них и, умело подбирая пару, имеет в виду наиболее выгодную комбинацию голосов и характеров. «Эта работает часто, голос имеет высокий и доносчивый, а вторая более крупная особа флегматична, но хороша в качестве поддержки. У нее низкий, чуть хрипловатый голос и если она подхватит осадку первой певуньи, то эффект будет потрясающим, даже опытный селезень сломает свой полет и сядет рядом с куренем. К тому же по непонятным причинам ей лучше удается отбивать селезней из сформировавшейся пары!» — так рассуждает он перед грядущей охотой. При частых выходах в поле некоторые утки порой требуют отдыха, для чего у нашего ментора на подхвате всегда есть замена. Притом что утки работают в паре, следует отметить и то, что в ряде случаев опытные охотники предпочитают высаживать их таким образом, чтобы подсадные не видели друг дружку, а лишь слышали голос товарки. По их мнению, это увеличивает азарт каждой из уток и способствует большему успеху всего предприятия. С другой стороны мне приходилось встречать и таких специалистов, которые не поддерживали этого мнения, и всегда высаживали обеих подсадных непосредственно перед бойницами, мотивируя это тем, что надо стремиться к тому, чтобы утка всегда была на виду. «Некоторая часть селезней не подсаживается, а приходит пешком и приходит сзади. Утка же может попасть в затруднительное положение и даже беду, при котором ей понадобиться помощь хозяина, как-то запутаться шнуром за ветку кустарника, неловко перевернуться, подвергнуться нападению хищного зверя или хищной птицы!» – говорят они, и нельзя не согласиться с такой точкой зрения. Наблюдение за высококлассной подсадной всегда интересно, она всегда укажет своим видом и положением тела о пролетающих стаях, азартно работает по всем замеченным селезням и предупредит, что заметила неподалеку опасность. Как-то раз, обе мои подсадные одновременно вжались в поверхность разлива и как бы распластались на ней. Они явно пытались спрятаться, и стоило мне только подумать об этом обстоятельстве, как крыша шалаша прогнулась под весом крупной птицы. Мощные когти пронзили полиэтилен в каких-то двадцати сантиметрах от моего носа! Я тронул лапу орла рукоятью ножа, и птица поспешила скрыться, но происшествие запомнилось надолго. Нередко за подсадными, охотиться и лисица и горе стрелку, если он задремал и не углядел в сумерках своего врага и конкурента.

Придя на вечерней зорьке к месту охоты, первым делом следует поправить шалаш, внимательно осмотреть его со всех сторон. Далее следует приготовить оружие и переодеться. Опытному в этих делах человеку ясно, не стоит идти до места охоты и сидеть в шалаше в одном и том же. Для перехода к месту охоты требуется легкая не стесняющая движений одежда. Даже в этом случае приходится проливать много пота по причине и трудной дороги и многочисленной поклажи. Совсем по-другому вы чувствуете себя во время долгого ожидания. Как тут не вспомнить и о теплом бушлате и о теплых штанах. Струйки вырывающегося изо рта пара говорят о том, что с приходом ночи на смену теплу пришел значительный морозец, который явно пощипывает и нос и уши. Поэтому всегда с собой берется теплая одежда, а переодеться гораздо удобнее вне шалаша, а скорее на его пороге. Переодеться и переобуться. Когда с этим покончено, можно выпускать подсадных уток. Разливы обширны, но мелководны и очень редко глубина превышает 50-80 см. Утка высаживается с таким расчетом, чтобы рядом не было ничего такого, за что мог бы зацепиться шнур, чтобы она могла и плавать и выходить на берег и чтобы всегда была на виду. Расстояние от шалаша до подсадной невелико и редко бывает более пятнадцати метров. Впрочем, я пробовал высаживать их совсем близко, «на коротком поводке» и смею заверить, что и расстояние можно считать приемлемым. Эта специфическая охота позволяет полностью отказаться от всяких приспособлений для отдыха утки как-то: плотиков или кружков. Шнур привязывается непосредственно к ногавке, а его конец закреплен на металлическом штыре, что вбивается в землю молотком. «Значит надо брать с собой и клещи?» — спросит читатель. Нет, мудрено забить штырь в мерзлую землю, вынуть же его обратно совсем не трудно, так как со временем пробитое отверстие имеет свойство оттаивать. Сразу после высадки утки начинают прихорашиваться, купаться и чистится. Это продлиться совсем недолго и скоро их чистые голоса разнесутся по широким степным просторам. Следует поспешить в шалаш, но если нам предстоит провести в этом укрытии несколько часов, имеет смысл подготовиться полностью к долгому и тихому ожиданию. Я намекаю на физиологические потребности организма, о которых порой стеснительно умалчивают во многих охотничьих трактатах. Слишком много дичи было упущено и слишком много сожаления было выказано из-за того, что, надувшись перед выходом чаю, охотник не мог утерпеть, и покидал укрытие в самый неподходящий момент! Так что подумайте заранее и об этом.

К оружию и патронам не предъявляются особые требования. Ружье как это ему и положено должно поражать дичь чисто и надежно нужным номером дроби на расстоянии в тридцать пять — сорок метров. Этого достаточно. Дробь – от седьмого номера для чирка до двойки и нулей на случай гусиного разгула. Кряква и вся крупная утка бьется номером 4-5. Впрочем, на разливах нам встретятся только благородные, речные утки, нырков я здесь не видел, они предпочитают разливы озер, крупных и широких озер, а малая и мелкая водица не для них.

Но и того, что есть, нам хватит в избытке. При массовом пролете, хорошем шалаше и подготовленных работающих подсадных мы не вернемся домой разочарованными, а в удачные годы хороший охотник брал 50-100 селезней за десять дней охоты.

Из прочего снаряжения стоит вспомнить о фонаре. Он выручит и в дороге и в шалаше, да и найти стреляного селезня порой не всегда просто. Как-то битый селезень сумел подняться и перелететь на добрых 200 метров, прежде чем сунулся в стерню за моею спиною. И только благодаря удаче и фонарю мне удалось его разыскать. Стоит взять с собой немного провианта и термос и это, пожалуй, все.

Время в шалаше может тянуться долго, а может лететь быстро. Все зависит от дичи, работы подсадной, погодных условий.

Охота в поймах степных рек, лощинах прудов и логах не имеет больших отличий оттого, что мы видим у нас. Все, похоже, разве, что и здесь используются солома и полиэтилен. Впрочем, при наличии густых тростниковых зарослей нет необходимости связывать себя только соломой, при сноровке вполне можно ограничится тростником. Следует только отметить то, что порой местные охотники при наступлении пролета не всегда с покорностью ожидают схода льда, а зачастую, выбрав ловкое место разбивают лед самостоятельно, образовывая таким образом, значительную чистину необходимую для последующей охоты. Есть мнение, что на полях стреляется пролетная птица, а в логах и берегах прудов, местная, та, что останется здесь на все лето и выведет потомство. Поэтому порой складывается впечатление, что последнюю категорию как-то берегут если уж не делом, то, по крайней мере, словом. Охота по берегам для местного крестьянина вообще несколько предпочтительнее, вместе с уткой бьют ондатр. Поэтому истинного охотника вы скорее сыщете в шалаше где ни будь на покосе.

Вот и вся экскурсия в степь. Надеюсь, что описание южнорусской охоты с подсадной вам пришлось по вкусу, а кое-что вы вознамеритесь испробовать в своих любимых местах. Что же, любая статья это пища, пища для ума и я надеюсь, что то чем я вас попотчевал было не только вкусно, но и полезно.

Алексей Дудкин.