ВЕСНА НА СЕВЕРНЫХ РЕКАХ.

 

ВЕСНА НА СЕВЕРНЫХ РЕКАХ.

Мне кажется, очень важную роль в жизни имеет запах. Еще в армии запах сгоревшего пороха от моего автомата напоминал мне утиные охоты на Волге, сейчас запах высохшей травы на городском газоне — о том, как в детстве мы по сенокосу бегали туманными утренними зорями на озера ловить карасей.

А вот запах авиационного керосина ассоциируется с дальними странствиями, приключениями и свободой! И тем более этот запах волнует, когда ты находишься в вертолете, а сам вертолет летит куда-то и впереди целая неделя, наполненная беспечной рыбалкой, которую ждал всю зиму!

Быть может, летая на вертолетах довольно часто, мы с вами постепенно утрачиваем остроту переживаний, но и тогда лениво рассматривая в блистер окружающее пространство, мы все равно способны размышлять над увиденным. Например, о том, как меняется природа по мере удаления от Мурманска на восток.

Сначала в пейзаже преобладают леса и ниточки быстрых рек, и мы делаем вывод, что, вероятно, местные жители счастливы тем, что в этих ближних к городу реках они могут ловить нахлыстом благородную рыбу. Потом леса как-то начинают незаметно хиреть, и вот уже повсюду великая каменная равнина с бесчисленными большими и малыми озерами. До самого горизонта царство холодного камня, редкой растительности, шальных ветров и одиночества. До края земли не видно ни малейшего признака присутствия человека или вообще чего-то живого.

Только холодные линзы озер, каменные острова и продуваемые всеми ветрами гребни сопок. Опять городской разум начинает осматривать весь невероятный простор и прикидывать, что, наверное, было бы неплохо выкупить или арендовать вон тот полуостров на озере и построить там себе летний дом.

А ловить рыбу можно вон в той протоке, плавая туда на каноэ. Мы думаем о холодных глубинах, об огромных кумжах, которые могут там быть, потом об осенних ветрах, о вьюгах и снежных буранах, что так выморозили и забили все скалистые склоны.

И нам уже не так уж сильно хочется иметь здесь дом и думы переключаются на палатку и пеший крекинг. Неспешные мысли переплетаются с утопическими фантазиями, видениями, и если вдруг мелькнет ненароком мысль сфотографировать все это озерное пространство, то нет совершенно никакого желания этого делать. Было-было, сейчас мы если и снимем что-то, то только достойное повествования или просмотра.

Игру света, нагромождение слоев тумана над сопками, низкую с прорехами облачность или что-то в этом духе. Даже очень равнодушный и спокойный человек отметит для себя, что и сейчас, в середине июня, когда у нас в Москве уже отцветает сирень и занимается липа, здесь мы все еще видим снежники, а часть озерных просторов еще сияет на солнечном свету изумрудными полосами весеннего льда.

Внезапно пространство суживается, появляются скалы, хребты, ущелья с белыми от пенящейся воды ручьями, мелькает берег Баренцева моря. А вот река, водопад и домики лагеря снизу. Мой сосед уже показывает куда-то вниз и кричит, что уже сейчас видит несколько интересных мест для ловли. Вы же сами помните, каким нетерпением наполнен первый день. Садимся!

РЕКА РЫНДА. 13ИЮНЯ

Весна на северных реках. Часть 1. Рында и Золотая

Река Рында. Лагерь. Два ряда домиков у подножия сопки. Одна улица выходит своими балконами на яму под водопадом — здесь живут рыболовы. Противоположная сторона для работников лагеря, здесь же стоит и кают-компания. Красивейший лагерь. Все светленькое, чистое, уютное. Домики интересны и уникальны. По своей сути (такого я не видел еще ни разу), на одном основании стоит два отдельных  одноместных  дома,  крытых  одной  крышей. Но и под крышей оба строения-близнеца разнесены и общей стены не имеют. Общий только балкон  с видом  на  водопад  и  терраса  с  застекленной дверью на балкон. Шик невероятный, любой человек может быть полностью уверен, что ему никто не помешает наслаждаться полным уединением в своей комнате. Пока разносят по номерам вещи, изучаю номера изнутри. Отличная мебель, ковролин, конвектор на стене, душ и туалет в каждом помещении, продуманные  до  мелочей  полки,  столики  с  минералкой и настольной лампой для вязания. Именно продуманность  во  всем  —  вот  что  поражает  сразу. Вот, например, плотные жалюзи на окнах. Конечно, во время белых ночей заснуть с непривычки удается не сразу, а тут опустил — и комната погрузилась в сумрак. В шкафу махровый банный халат, стопка полотенец, а в соседнем шкафу — СУШИЛКА! Своя собственная сушилка для одежды с мощным обогревателем и вытяжкой прямо из шкафа! Фантастика. Управляющий лагерем Николай Бале-ев хитро щурится и просит найти хотя бы один недостаток, который нужно было бы устранить. «Да запросто — вот, к примеру, туалетная бумага, как я вижу, у вас тут на вид простецкая. И тут же ответ: бумага специальная, растворимая, так как под каждым домом есть своя собственная емкость для биологической очистки канализации…» — «А вот не вижу я у вас тут нигде стоек для удилищ! — У каждого есть своя собственная горизонтальная стойка на стене его домика, извольте взглянуть». И точно, на стене незаметные, но удобные деревянные держатели. Опять, личные для каждого рыболова, а количество их и расстояние между крючками таково, что двуручное удилище по желанию можно разместить тут как в собранном, так и в разобранном виде или положить и двуручные и одноручные удилища сразу! Да-да, все продумано с дьявольской скрупулезностью наблюдательного и опытного человека. «В лагере есть все для нужд клиента. Видишь, у входа в салон стоят посохи, а рядом висят компактные английские спасательные жилеты? Если у кого-то проблема со снастями, забыл дома катушку, нет лески или мушек, то он может все это бесплатно взять здесь! Бывало, что группа теряла весь свой багаж, но с момента, как они заявляли об этом
в городе, до момента их прибытия в лагерь все необходимое, от снастей до одежды, уже было подготовлено!  Философия  такая  —  у  клиента должно быть все, что ему необходимо, и за это он здесь ничего не платит», — рассказывает Николай. Да уж… Если говорить о всей России,  то  только  здесь  и  на  Харловке  ловят  по всей реке исключительно нахлыстом!

Весна на северных реках. Часть 1. Рында и ЗолотаяНе прошло и получаса, как всех собрали в кают-компании.  Обеденные  сервированные столы с одной стороны, столы для гидов с другой, в центре печь, вдоль окна удобные диваны и столики для закусок. Рядом полностью оборудованное  место  для  вязания.  Лампы, струбцины, масса забитых материалами ящичков.  А  я  тащил  целый  мешок  всякого  материала!  Специально  покопался  в  ящичках:  не может  быть,  чтобы  тут  все  было.  Все  может быть  только  у  меня!  Есть  все!  Даже  взгрустнул. На стенах фотографии, старинные удилища из гринхарта  катушками и муляжи огромных  лососей  с  табличками,  сколько  весила эта рыбина, где, кем, когда и на каком частке была поймана. Пока девушки-официантки разносят напитки, слушаю и наблюдаю. Сразу объяснили:  вся  неделя  расписана  с  точностью до минуты. Рыболовы приезжают сюда, чтобы ловить лосося, и все подчинено именно  этой  конкретной  цели.  Сейчас  по  расписанию инструктаж по ТБ, потом обед и сразу вылет  на  реку,  всем  в  лагере  хочется,  чтобы уже сегодня за ужином кто-то рассказал о первом лососе в этом сезоне. Хм, в других лагерях  в  первый  вечер  обычно  народ  предрасположен  «попить  височку»,  расслабиться  и приятно провести первый, но потерянный на дорогу  рыболовный  день,  а  тут:  «пинка  под зад» — и в вертолет — работать по рыбе сразу! И лица как-то сразу посветлели: что уже сейчас можно? А где? — Развезут по реке вертолетом, несколько часов успеете порыбачить. На стене  самая  разнообразная  информация,  за которой надо следить. Во-первых, тут каждый день  отмечают  уровень  и  температуру  воды, а  также  тенденцию  ее  изменения  за  последние несколько дней. Здесь же подробнейшая карта  реки  с  разметкой  по  участкам  ловли  и расписание,  кто  с  кем  и  когда  будет  рыбачить на этих участках и в какой очередности. Все тонко и грамотно. Утром вертолет развозит  рыболовов  по  всей  реке  из  расчета  —  два рыболова и гид на свой отдельный участок. Участки протяженны, и все сделано так, чтобы за день ты едва-едва смог дойти до его окончания, где вертолет заберет в условленный час и отвезет обратно в лагерь. И при этом, чтобы отдельный рыболов никогда не пересекся на реке с рыболовами других участков — весь день ни выше ни ниже по течению он никого не видит! Участки ловли меняются каждый день, и в итоге за неделю каждый может обловить всю реку. Все заточено только на рыбалку и подчинено только этой цели. На большом столе лежит толстенная книга — «судовой журнал». В нее каждый вечер записывают, кто и сколько поймал  лососей,  их  вес,  пол,  участок  поимки  и  название  мушки. Позже я не раз отмечал огромную пользу от таких журналов, как о хранителях бесценной информации, дающей возможность собирать и накапливать статистику по всем эти параметрам. И даже видел людей, которые вечерами делали для себя анализ из журнальных сводок, примеряя полученные данные под собственное расписание на завтра.

МЕСЯЦЕМ РАНЬШЕ. МОСКВА

Весна на северных реках. Часть 1. Рында и ЗолотаяСообщение из электронной почты: «Я хочу показать тебе все лучшее, что у нас есть. Приезжай сразу на две недели. Одну из них с 13 июня по 20 июня ты проведешь на реке Рында и Золотая. Другая неделя с 20 по 27 июня будет у тебя на реках Харловка и Восточная Лица. Питер Пауэр». Мой ответ: «Огромное спасибо, однако дела не позволяют мне сейчас отсутствовать в Москве сразу две недели, приеду только на одну, и только на Рынду, так как на этой неделе там будут мои друзья». Уехать на две недели на Кольский — это круто. А если вам предложили на две недели сразу четыре реки? А если абсолютно точно известно, что, по крайней мере, неделя на Харловке — это неделя высокого сезона? А еще если учесть, что все эти реки считаются лучшими на Кольском полуострове? Вы понимаете, что я чувствовал, говоря, «что могу только на неделю». Это, как если бы вас пригласили попить чаю с королевой Англии, а потом позволили покататься на ее любимом пони, а у вас из-за дефицита времени есть пять минут по-быстрому проскакать на пони и помахать рукой королеве: «там будут мои друзья…». Пень. Черт, это как охотнику получить лицензию на «большую африканскую пятерку», особенно если до этого ты «стрелял только антилоп» на соседних реках северного берега Кольского полуострова.

ПРОСЬБА

Вечерняя встреча с Питером Пауэром. Потолковали о всяком, и в конце моя просьба: конечно, у меня есть всего одна неделя, но чисто гипотетически, могу ли я успеть побывать, посмотреть все четыре реки за семь дней? — Через полчаса ты летишь на всю ночь на реку Золотая — мы летим. Я буду рыбачить в нижнем течении, а ты с Балеевым высадишься выше, спуститесь с ловлей ко мне. Начались вертолетные программы, и теперь каждый день тут будут рыбачить по два клиента, я хочу успеть половить еще разок, потом будет уже неприлично (!). — А ужин? — Бутерброды пожуем!

НОЧЬ НА ЗОЛОТОЙ

Лазали всю ночь по реке. Небольшая, уютная, с множеством ям и порожков, очень комфортна как для ходьбы, так и для ловли легкими снастями, включая одноручник. Однако в маленькой речке ловят огромных рыб! Золотая трогательна и по-домашнему уютна. Поэтому ловят не более двух человек в день на всю реку. На берегу красивой ямы маленький палаточный лагерь. Две спальные палатки с кроватями и свежим постельным бельем, небольшая шатровая палатка — кают-компания, запас продуктов, газовая плита, два человека персонала (семья очень милых людей). Лагерь для тех, кому он когда-то может понадобиться. Во-первых, если вдруг непогода и не прилетит вертолет. Бывает же всякое. Во-вторых, всегда есть на свете романтики, которые мечтают переночевать на берегу реки. Дикая речка, палатка, и ты понимаешь, что на всю реку, на все воды, ямы и стремнины ты здесь один и все это до утра твое. Посидел в шатре, поговорил на разные задушевные темы. Ночи светлые — можно ловить хоть до утра. И никого! Нигде и никогда я не видел, чтобы лагерь строился и содержался с персоналом на два возможных клиента! Шик невероятный.

Весна на северных реках. Часть 1. Рында и ЗолотаяУже под утро вернулись на Рынду. Солнечно, тихо. Под балконами домиков, ниже водопада прыгают лососи. То одна, то сразу несколько рыб взлетают в воздух. Кто-то ловит. Белые ночи всегда будоражат. Кажется, что, отправляясь спать, ты что-то упустишь и не успеешь многого увидеть. Что это волшебное время на реке слишком скоротечно, чтобы тратить его на отдых. Я видел, что иногда человек без удочки бродил по ночной реке просто, чтобы насладиться редким великолепием светлой поры.

ВЕРХОВЬЯ РЫНДЫ

Река Рында довольно протяженная. В ее верховьях проводятся замечательные кумжевые рыбалки, но нижние километров двадцать — двадцать пять задействованы в лососевых программах. На этом куске, а точнее на последних перед морем 15 километрах, река имеет три проходимых для семги водопада. С утра мы с Николаем летим к началу самого верхнего участка, чтобы потом с ловлей пешком спуститься вниз к лагерю. Начали с озера, где летом отлично ловится кумжа и арктический голец. Огромное количество мест для ловли. Практически через каждые триста метров мы находим интересные места, где может стоять лосось. Переход длинный, поймав сразу пять семг, мы уже без ловли идем вниз по реке. Поразительно, насколько зимние ветры и стужа вымораживают и угнетают растительность. Нигде не видно не только деревьев, но даже кустарника. Заросли отмечены лишь в некоторых местах. Но красота реки при этом фантастическая. Сопки, река постоянно меняет направление бега, формируя то мощные перекаты, то заводи, то касаясь своими боками озер. Начинаются каньоны. Невысокие гранитные стены тем не менее не являются препятствием для заброса. Поверху очень комфортная тропа, есть много уступов и разломов, где можно спуститься к многочисленным прижимам и ямам. Впереди водопад. Чуть ниже мне удалось поймать очень необычную кумжу. Рыба была испещрена невероятно крупными, с вишню, яркоалыми пятнами.

Чуть ниже водопада надо найти подходящее место для строительства палаточного лагеря. Кто бы мог подумать, что в августе я буду здесь одним из первых посетителей!

У Коли под мышкой чехол с удилищем. Двуручник. Оказывается, это запасное удилище для клиента. В определенных местах реки в специальном месте держат такие удилища для того, чтобы в случае поломки человек мог продолжить ловлю. Ничего себе! Фантастическая предусмотрительность и забота. А что будет, если группа рыболовов будет ловить достаточно далеко от лагеря, чтобы дойти до него пешком, а погода будет нелетной, чтобы их забрал вертолет? Каверзные вопросы задаю! Оказывается, предусмотрено и это. На определенном сложном участке (сейчас сам увидишь) есть большая прочная палатка, способная принять четырех человек. Там есть кровати, спальные принадлежности, продукты, газовая плита с баллоном! А если кто-то внезапно заболеет? В лагере постоянно присутствует врач… Мы долго шли по реке, перебирались через каменные террасы, переходили через обширные, толщиною в несколько метров снежники, любовались оленями, а я все никак не мог прийти в себя. Сочетание красивейших мест и шикарной рыбалки с невероятным уровнем сервиса и высочайшим профессионализмом был так силен, что я понял, что никогда и нигде в России я такого не видел и, скорее всего, не увижу. Вечером за ужином ребята с восторгом описывают сегодняшний день. Было поймано приличное количество лососей, самый крупный 10 кг. Больше всего рыбы ловится именно у лагеря и ниже по течению. Прямо у домиков ничего не стоит поймать несколько штук за час. — Молча слушаю и киваю головой: рад, что так, конечно, но все эти лососи ничего не стоят против тех ощущений от сегодняшнего похода в верховьях реки!

ЛОСОСИ

Весна на северных реках. Часть 1. Рында и ЗолотаяКаждое утро начинается со стука в дверь: «Доброе утро!». Это значит, что через полчаса будет готов завтрак, а еще через полчаса всех разбросают вертолетом по реке. Время при этом надо понимать буквально: точно 30 минут и никак не больше. Точность — обязательная часть местной дисциплины, и ее требуют не только от персонала, но и от клиентов. Сказано, что ваш вылет в 8.30, значит, придя к вертолету в 8.40, вы никуда уже не полетите. Если сообщили, что вечером вертолет заберет с этого места в 19.30, значит, в 19.30 надо с собранной удочкой быть уже на площадке и ждать прилета, вертолет придет точно в срок. В этом смысле я был невероятно удивлен тем комфортом, который дает маленький и юркий вертолетик МИ-2. Никогда близко не видели? Напрасно, размером он… ну не знаю, но салон если и больше, чем у «Жигулей», то не сильно. Крошечный. Он может сесть на небольшом пятачке у реки или забрать с крохотной площадки, а то и островка, поэтому и высаживает и ведет посадку он близко от места ловли, а не на вершине сопки в 300 м где-то вдалеке, как большой МИ-8. Вертолетная доставка ведется даже в том случае, если до места ловли метров семьсот. Нельзя не сказать, что управляет вертолетом МИ-2 замечательный пилот Саша, старый ас, ветеран полярных программ.

На реке работает очень слаженная и опытная команда гидов. Все они очень сильные нахлыстовики, досконально знающие места ловли и все тонкости рыбалки в каждый календарный период. Опыт работы их здесь нередко 17-18, а иногда и более двадцати лет. При этом если учесть, что здешнии гид в основном водит по ямам иностранных нахлыстовиков, то видит много всяких диковинок, а многие перенимает. Лучшие лососятники мира приезжают сюда на рыбалку, и каждый из них передает и оставляет в лагере часть своих знаний. На гиде висит множество обязанностей, они надежные товарищи и при этом, конечно, следят за выполнением правил ловли. Только нахлыст, и вся рыба непременно отпускается обратно в реку. В лагерь для питания забирается только та особь, которая получила сильное повреждение, но определяет это только сам гид, который жестко контролирует весь процесс вываживания. Рыба берется для фотографирования только в мокрых хлопчатобумажных перчатках, держат ее обязательно только невысоко над водой и отпускают очень быстро, долгих фотосессий тут не бывает. Особенно пристальное внимание и забота к самкам.

Сегодня мой день располовинен, около часа-полутора утром, потом в лагерь по делам, и после обеда попробую наверстать в низовьях реки. Короткая рыбалка выше водопада принесла всего одного небольшого лосося, а вот ниже было интересно. Шикарное место Каменный остров не подвело — небольшая, шестикилограммовая семужка у меня и примерно килограммов на семь у моего гида Юры (я попросил, чтобы и он рыбачил). Ослепительный день, гранитные бока острова блестят как отполированные на солнце. Ниже его у слива в порожек раз в минуту показываются спины огромных рыб. Половили до ланча, а обедать пошли вверх, узнав по рации, что выше идет группа моих друзей. Если уж перекусывать, то в компании приятелей. Пока гиды разогревают на газовых горелках суп и второе, пока нарезают салат, готовят кофе, фрукты и сладости, извлекают из объемных недр рюкзаков посуду, пиво, воду, я наблюдаю за ловлей моих товарищей. Остров как раз напротив нас, и именно в начале протоки, на самом сливе может быть хорошая рыба. Первая поклевка у Алексея. Рыбина бросилась вниз и ходила широко, но была выведена на берег быстро и ловко — 12 кг! А спустя минуту еще одна семга килограммов на шесть у второго товарища — Игоря. Рыбалка идет хорошо, на этом участке нами вчетвером за несколько часов уже поймано 10 рыб! Скоро, отобедав, уходим с Юркой на «наш пул», и еще через полчаса я довожу счет до одиннадцати роскошной девятикилограммовой свежей самочкой. Какой хороший день, как красива река, как радостно на душе, но по рации сообщили, что я должен быстро вернуться в лагерь: «У тебя есть полчаса, чтобы собрать в небольшой рюкзак необходимый минимум, на двое суток улетаешь на реки Харловка и Восточная Лица!» Лучшие две реки этого края, но отчего-то в душе немного грустно, зачем напросился, рыба только пошла и рыбалка и тут отличная. К тому же здесь друзья…

Весна  на северных  реках. Часть II. Харловка и Восточная Лица

Харловка

Если Рында удивляет своим разнообразием пейзажей, количеством мест для ловли, а также какой-то мягкостью окружающей природы, то Харловка видится совсем другой. Поначалу у вас, возможно, будет впечатление, что этот расположенный у подножия высоких сопок лагерь стоит как бы на дне огромного каньона. Не сразу верится, что мне посчастливилось попасть в лагерь № 1 по ловле крупного лосося в мире. Здесь все уникально: и сам лагерь, и реки, и программы для ловли. К примеру, сами домики основного рыболовного лагеря меня не удивили — очень похожи по конструкции и смыслу с домиками на Рынде. Только рындовская «деревенька» стоит на открытой террасе, доступная и свету и ветрам, а здесь лагерь укромно спрятан под гребнем и расположен в березняке. При строительстве несколько берез мешали установке домиков, но их не срубили, а пересадили аккуратно в другое место и всячески холили, чтобы прижились. Впрочем, забота о деревьях заметна и так: при передвижении по деревянным настилам внутри лагеря я обратил внимание, что некоторые деревья своими ветвями явно мешают проходу, но эти ветви никто не собирается срубать — как надо, так и растут!  Харловка — река лесистая. Сам-то рыболовный лагерь стоит внизу на берегу обширной и одной из самых уловистых ям, но выше по склону, метрах в трехстах я вижу еще один лагерь, красивый дом, несколько коттеджей поменьше. Для чего? А как же, иногда на реку прибывают высокие политические деятели и коронованные особы, при этом, конечно, они все желают жить отдельно и без суеты решать свои важные дела и вопросы. На любой другой реке при визите высоких гостей быстренько бы извинились бы перед всеми рыболовами и вывезли их по-быстрому в город, а здесь нет. Гости гостями, но свой клиент-рыболов и ближе, и прибыльней. Поэтому в стороне поставили вот такой нарядный лагерь с пристройками для служб обеспечения делегаций. Там своя свадьба, а тут своя, и никто никому не мешает.

Харловка река приличная, при довольно высоком уровне воды в нижнем течении показалась соизмеримой по размеру с Йоканьгой. Ну, поменьше, конечно, но довольно большая река. С точки зрения весенней ловли ее структура очень удачна для хорошей ловли. Лагерь стоит примерно в пяти километрах от моря, а в пяти километрах выше по течению находится самый грандиозный и красивый водопад Кольского полуострова. Грандиозность этого чуда природы мне видится в сочетании нескольких удачных факторов: окружающей гранитной красоте мест, уникальным вертикальным падением водного потока через две высокие ступени и тем, что водопад проходим для лосося. Именно красивейшие кадры штурма семги через пенный хаос водопада мы можем часто видеть с вами на последней странице обложки журнала «Нахлыст».

Все десять километров ниже водопада в июне заполняются свежим, только что зашедшим в реку лососем. Но время прохода рыбы через водопад приходится на середину июля, а до этого момента с каждым днем количество семги в реке нарастает, и обширные пулы дарят великолепные уловы. Пулов много, нередко один из них в том или ином виде переходит в следующий или идет с небольшим разрывом. Впечатляет. Однако гости лагеря имеют больше, чем просто ловлю на реке Харловка, в течение недели они проводят на этой реке четыре дня, а три полных дня на самой красивой и загадочной реке Кольского полуострова — Восточной Лице. Вот за этой адской смесью и летит со всего света непутевый рыболов.

Рыба на Харловке к моему приезду ловилась уже давно. Ежедневно «бортовой журнал» фиксирует вес трофеев в 12—15 кг, а иногда и насколько таких особей в день. Заход лосося в эту речку происходит почти на десять дней раньше, чем на другие соседние реки северного берега Кольского полуострова. Это сразу чувствуется по настроению в лагере, царит удивительный покой и полнейшее удовлетворение. Мои соседи из домика напротив, парочка пожилых англичан, охотно показывают мушки, на которые хорошо ловится, а также несколько приманок со сломанными крючками — была очень большая рыба. С нетерпением жду, когда по совершенно ровной открытой террасе, и я же я смогу оценить здешнюю рыбалку сам, тем более что времени у меня на это немного. По плану я должен, кажется, не спать вовсе, а только скакать по водопадам, все смотреть, фотографировать и рыбачить. Завтра я пробегаю с ловлей десять километров по Харловке, потом у меня будет ночь, чтобы пройти всю Восточную Лицу!

Забег по Харловке начался самого нижнего участка. Моим попутчиком стал Джастин Маккарти (Justin McCarthy), известный американский нахлыстовик, гид и вязальщик мушек. Здесь он консультант по программам сохранения атлантического лосося, а зимою уезжает рыбачить и работать куда-то в теплые широты. Очень обаятельный и интересный тип. Первую свою машину он купил в юности на деньги с продажи мушек. За свою богатую практику он был личным гидом двух американских президентов, но самое ценное — он отличный товарищ и сносно говорит по-русски. Назвать ловлей наш переход от устьевого участка до лагеря я бы не рискнул. Я половил примерно полчаса в хвосте одного пула и еще полчаса на соседней яме. Однако и это уже хорошо, оба эти участка были в этот день закреплены за двумя нахлыстовиками, что спускались сверху, и для такой короткой пробной ловли надо было получить у них согласие, а получив, не злоупотреблять добротой. Однако приятно — гид этих клиентов с их дозволения оставил их на Джастина, перевез меня на лодке к острову, выдал свою любимую мушку и искренне хотел, чтобы у меня была поклевка. Секретную мушку я оставил в качестве образца (вечером сделаю их с десяток на следующий день), сердечно поблагодарил за помощь и пошел по заранее распланированному маршруту. Переходы поверху на Харловке в некоторых местах довольно тяжелые, однако отличная панорама и возможность оценить сверху и реку, и места для ловли искупала все тяготы. На одном довольно протяженном участке тропа шла по совершенно ровной открытой террасе, и я ыдвинул шутливую мысль, что здесь, пожалуй, на рыбалку можно было доехать на велосипеде или квадроцикле. Мой же товарищ, оценив шутку — «я бы предпочел кроссовый мотоцикл», тем не менее вполне серьезно закончил — на этих реках принципиально не используется никакой транспорт ни на реке, ни в лагере. Или вертолет, или пешком. Суть проста — река должна находиться в первозданном состоянии и на ее берегах могут быть только оленьи тропы! Мусор не бросают и даже костров никогда не жгут, разогревают пищу на горелке. В философию ловли на этих реках входит запрет на ловлю с лодки для того, чтобы рыба имела по возможности больше недоступных мест полного покоя. Однако нередко сама река создает такие естественные резерваты. На реке Харловка, выше знаменитого водопада находится грандиозный, около 12 км каньон, где ловля нахлыстом с берега невозможна. Этот участок никогда и никем не облавливается, и остается только предполагать, сколько лосося имеет возможность не видеть рыболовов никогда!

Во время перехода я был очень удивлен особенностями, река то шла по участку сплошных шивер и порогов, то успокаивалась на обширных и интересных ямах. Тот же домашний участок, яма протяженностью не менее 300 м считалась одним из лучших мест уже потому, что ниже ее почти километр реки не имеет мест для отдыха идущего вверх лосося.

К обеду мы уже дошли до лагеря, плотно перекусили и даже отдохнули, чтобы часам к трем сходить уже вверх по реке к водопаду. И хотя дорога была не такой уж близкой, а времени немного, мне все равно удалось половить пару часов и поймать шестикилограммовую семгу. Но сожалеть не приходилось, река была потрясающая, места разнообразны. К тому же натолкнулись на стадо оленей, звери подпустили на двадцать метров!Скромный успех я сам для себя объяснил тем, что рыбачил в местах, откуда только что ушла группа очень опытных нахлыстовиков (один из них Кен Савада), да и ловил я не так долго, всего пару часов.

Хороший тон

Вечером после ужина ходил на домашний участок и застал там английского рыболова. Он прошел уже треть зоны ловли, спускаясь сверху вниз, но зайти в воду ниже его по течению было нетактично. Перешел выше и только сделал первый заброс, как увидел, что у соседа на крючке рыба. Не очень-то хотелось выходить на берег, но англичанин попросил помочь. Вышел, надел перчатки, взял рыбу, сфотографировал счастливчика. «Я поймал, что хотел, теперь ты иди впереди, а я буду ловить сзади!» — заявил мне мой новый товарищ.

Однако стоит признать, что не всякий отечественный рыболов поступил бы так же, и хотя я не согласился на такую жертву, но приятное чувство осталось.

Восточная Лица

Сегодня у меня Восточная Лица! Эта река имеет в 15 км от моря непроходимый для лосося 14-метровый водопад, и еще я много слышал о ее красоте и об огромный рыбинах, что проживают в ямах этой славной реки. Меня забросят к самому водопаду, и с ловлей мне надо постараться спуститься вниз до моря. Пройти за световой день расстояние, которое проходят с рыбалкой клиенты за три полных дня. Меня сопровождает управляющий лагеря Восточной Лицы — Олег.

Удивительный человек, он со своею супругой вот уже 12 лет сторожит всю зиму лагерь Харловки. Впрочем, такая семейственность здесь обычна, в лагере много людей, так или иначе состоящих друг с другом в родстве, семейные подряды так же обыкновенны. Так полностью решается вопрос психологической совместимости в течение долгого времени. Семья в лагере на Золотой, семья в лагере Харловки. Проживает семья и в низовьях реки Рында. Когда-то здесь была большая деревня, была школа. Потом со временем никого не осталось, но одна из семей решила вдруг вернуться. Им помогли отремонтировать дом, забрасывают их сюда в начале сезона и вывозят на Большую землю осенью, помогают чем могут, а местные жители помогают — следят, чтобы со стороны моря в реку не заходили браконьеры. Охрана реки производится от момента распадения льда до ноябрьских морозов.

Сейчас мы с напарником должны сразу уйти вниз по течению примерно на километр без ловли, чтобы не вызывать протестов со стороны двух англичан, что начнут ловить сразу от водопада. Один из них, мой вчерашний ночной знакомец, тут же перевозится на противоположный берег. Второй начинает ловить тут же, и я немного задерживаюсь с уходом, чтобы сфотографировать более чем вероятную скорую борьбу с семгой, место очень уж аппетитное. И действительно, через несколько минут я вижу красивую поклевку и вываживание отличной рыбины.

То, что Восточная Лица необычна, видно сразу. Высокие сопки, отвесные, нередко с девятиэтажный дом, обрывы, грохот несущегося вниз грозного потока вселяют и страх, и восхищение перед мощью дикой природы. Ловля на ямах Лицы — это не только азарт, но и тяжелый труд. Нередко, чтобы попасть на соседнюю яму, надо подняться на высокую сопку, а потом спуститься вниз. Следующая ямка, и опять спуск-подъем. Тропа тяжела и физически, да и шею можно свернуть, но окружающее великолепие очаровывает навсегда. Сегодня нижний край облаков находится на ста метрах, то есть делит высокие сопки пополам. Красные скалы сменяются черными или седыми утесами с мокрыми от дождя боками. Спускаемся вниз, карабкаемся вверх, сколько еще до лагеря? Еще три раза по столько! На «Дрим-пуле» приостановились, решили немного половить. В течение двадцати минут ловлю две отличные семги, одна около шести, вторая девять килограммов. Снова в путь. В лагере Лицы меня сейчас ждет Джастин, мы договорились после обеда порыбачить вместе. Однако куда девался мой задор, когда я наконец доковылял до палаточного лагеря? Как же я был рад шатру, где меня ждал обед и крепкий кофе.

Лагерь Восточная Лица, на мой вкус, стоит на лучшем месте реки. И выше и ниже него река ревет в мощных порогах и затихает в глубочайших ямах. На участке в полкилометра вниз и полкилометра вверх есть как минимум семь мест для ловли! Особенно эффектно смотрится домашний участок.

Лагерь разбит под прикрытием высокого обрыва. Несколько огромных с печками и кроватями палаток из расчета одна палатка на два человека, но опять-таки с перегородкой. Даже здесь постарались сохранить некую уединенность. Баня, столовая, шатер кают-компании, душевые кабины, несколько туалетов. И даже здесь, где рыболов по программе проводит всего одну ночь, я вижу внимание к деталям, мужские туалеты отдельно, женские отдельно!

Домашний участок сейчас занят, однако мы можем спуститься на полкилометра ниже по течению и попробовать половить у «Красной скалы». Место при высокой воде лично для меня показалось не очевидным — широкая до противоположного берега шивера. Но если посмотреть внимательно, то очень интересно. У противоположного берега струя бьет в скалу, и тут очень глубокая, узкая и вытянутая яма. Джастин поясняет: «Попробуй зайти чуть выше и насколько можно ближе к тому берегу. Тебе надо положить мушку около него. Видишь валун? Выше него всегда стоит два-три средних семги от восьми до десяти килограммов веса. А вот ниже валуна, где яма расширяется, три дня назад не смогли вытащить очень хорошего лосося, килограммов 15—17. Вполне может быть, что он и сейчас там!» Вода высокая, течение мощное, ниже река, сжимаемая скалами, рушится в ущелье мощным порогом. То есть падать здесь нежелательно. Едва дыша, насколько позволяет смелость, захожу все дальше и дальше. А глубоко, уже нет уверенности, что, кашлянув, я не поплыву вниз. Бросок, еще бросок — сильный ветер комкает заброс, чертыхаюсь — «плохому танцору…» Однако вот мушка легла как надо, тут же следует мощная потяжка в месте отстоя предполагаемых «средних лососей», рыба бросается вверх, и я вижу нечто нереальное, в разные стороны от нее, как верховки от окуня, веером рассыпаются три лосося! Тем временем рыба бросается вниз к ущелью, и я радостно перевожу дух, когда она сходит с крючка! Сражаться с нею здесь и сейчас в таком неустойчивом положении совершенно не по мне. Возможность обловить место с потенциальным гигантом я уступаю Джастину. На обратном пути забираем тех, кто ловил на нижних участках, один из рыбаков, здоровенный англичанин, счастливо улыбается и всех в салоне угощает сигарами, перед самым прилетом борта он поймал отличного лосося на 17 кг!

Настала пора прощаться и с Восточной Лицей, и с Харловкой. И если пару дней назад я неохотно улетал от своих товарищей на Рынде, то сейчас мне совершенно не хотелось возвращаться обратно. Впрочем, на Рынде дела шли отлично, все хорошо ловили свежую рыбу, и в лагере царило точно такое же умиротворение. Оставшиеся дни пролетели незаметно. Было поймано прилично лососей, и самым скромным результатом у новичков было 11 рыб за неделю. Хотя если гнаться только за количеством, то просто рыбача после ужина на домашнем участке, несложно было вылавливать за несколько часов две-три рыбы каждый раз в течение недели.

А потом была Москва, в которую я вернулся немного задумчивым. Огромное количество информации и впечатлений. Через неделю за завтраком жена как-то странно посмотрела на меня и сказала: «Мне кажется, ты все еще там — ты не вернулся». И она была абсолютно права.

Алексей Дудкин

журнал «Нахлыст»